Любой танцор, достигший высокого уровня мастерства, обязательно ощущает связь своего мировоззрения с танцем. С этим едва ли можно поспорить. Однако с тем, как прочувствовать танец и выразить в нем себя, дело обстоит иначе: кто-то ориентируется на своего кумира и пытается копировать его, кто-то стремится создать свой собственный образ, чтобы потом в нем существовать, кто-то во главу угла ставит симпатии публики... Наш собеседник утверждает, что относиться к образу как к догме, следует в последнюю очередь, если вообще следует.